Сания Кабдиева: Публика – не дура! И не надо с ней заигрывать!

Анастасия Карелина, газета «Вечерний Бишкек»

На этой неделе в нашем городе побывала театральный критик, профессор, заведующая кафедрой театроведения Академии театрального искусства имени Жургенова, заслуженный деятель культуры Республики Казахстан Сания Кабдиева. Корреспонденты «ВБ» встретились с гостьей и членом экспертной группы IV Международного театрального фестиваля малых форм «IMPULSE» («Импульс»).

Будет интересно – будут зрители

- Сания, который год, если уже не десятилетие все говорят о потере интереса к искусству театра у простого зрителя. Но так ли это, на самом деле, на ваш взгляд?

- Интерес есть, когда есть хороший спектакль. Приведу пример. Где-то в нулевых в Казахстан со спектаклем «Ha! Hamlet!» приезжала швейцарская труппа – Театральная компания Маркуса Зонера. Играли всего два человека. Но так талантливо, живо, с импровизациями! И это был, пожалуй, единственный раз, когда я видела наш Государственный академический театр драмы имени Ауэзова переполненным. Люди, как гроздья винограда свешивались с балконов, буквально визжали от восторга, а после не отпускали артистов, аплодируя минут десять-пятнадцать. Это были студенты, причем, из совершенно разных учебных заведений.

Знаете, у режиссеров есть такая кокетливая позиция: «Публика – дура! Надо ее подтягивать до нашего уровня!». Ничего не надо! Во времена Шекспира театр был открытым. Люди шли по своим делам, на рынок, и по пути прямо с корзинами, полными еды, могли заглянуть в театр или остановиться на площади, где актеры играли свое представление. Не было тогда никаких строгих правил этикета. Разговаривали во весь голос. И если происходящее на сцене было интересно, захватывающе, замолкали и оставались, чтобы узнать, что будет дальше. Вопрос в мастерстве опять же. Я очень много вижу спектаклей, и уверяю вас, когда интересно, публике не надо быть подготовленной, не надо до чего-то там дотягиваться.

- А сегодняшний зритель, он какой? Нарисуйте портрет среднестатистического завсегдатая театральных залов: пол, возраст, род занятий…

- Он разный. Например, приехали родственники из аула и куда мы их ведем? В академический театр имени Ауэзова в Алматы. А когда действо захватывает, уже неважно театрал ты, или пришел сюда в первый раз – будут смотреть, затаив дыхание. К сожалению, часто театры начинают заигрывать с публикой. Мол, надо сделать что-нибудь эдакое, чтобы привлечь в залы молодежь. И вот появляются спектакли с претензией на мюзикл, не будучи мюзиклом. Потому, что мюзикл, извините, это не просто драматический спектакль со вставными музыкальными номерами, как чаще всего бывает. Это особый жанр со своей структурой, со сложнейшей партитурой музыкальной. Но молодежь идет и на «подделки». С одной стороны, Слава Богу, что идет! Но надо им давать все-таки и серьезные вещи.

- И что театры Кыргызстана и Казахстана готовы предложить нынешнему зрителю?

- Предлагают разное. Вчера здесь, в Бишкекском городском театре имени Арсена Умуралиева я посмотрела «Манасчы». Что мне понравилось? Часто, когда эпос пытаются перенести на сцену, получается литературное исполнение. Этот же спектакль был абсолютно театральным. Я увидела прекрасную режиссерскую работу Шамиля Дыйканбаева, актеров, сценографа, художника по костюмам, услышала потрясающую музыку. Смотрите, когда национальный театр выезжает за пределы своей страны, публике он, прежде всего, интересен национальной идентичностью. И «Манасчы» этому полностью соответствует. Или спектакль «Кыямат» вашего театра «Учур», который поставил режиссер из Таджикистана Барзу Абдураззаков. Я его смотрела на фестивале в Казани. Это было очень завораживающе. Актерские работы просто меня покорили. Потом сам материал – «Плаха» Чингиза Айтматова. Мне кажется, он не может остаться не замеченным родной публикой.

У нас, например, Дина Жумабаева очень интересно работает. Критики из Москвы и Санкт-Петербурга говорили про ее «Ричарда III»: «Мы думали, что это ставил мужчина, как минимум, лет сорока. Такой жесткий спектакль. Столько в нем мощи, страсти!». А оказалось, режиссер – хрупкая тридцатилетняя женщина, очень интеллигентная, в жизни чрезвычайно тихо говорящая. Недавно на фестивале в Астане она представила свою версию «Федры» Расина. Я пока видела лишь рекламный ролик, но даже эстетически это необычайно сильно. Или Гульназ Балпеисова, работающая сейчас в знаменитом московском театре имени Вахтангова. Эта девочка в нашем Государственном академическом русском театре драмы имени Лермонтова под конец прошлого сезона поставила «Горе от ума». Потрясающий спектакль. Там, конечно, много «приветов» ее учителю – Римасу Туминасу. Но, что меня поразило? Она буквально с мясом содрала штампы с наших молодых, причем, актеров, которые, проработав на сцене всего несколько лет, уже порядком заматерели. Я вдруг увидела живые лица, совершенную органику в материале.

Ваши награды – это не «Спасибо, что приехали!»

- Не секрет, что значительная часть населения Кыргызстана, которая постоянно ходила в театр, для кого это было жизненной потребностью, глотком свежего воздуха, покинула страну в поисках лучшей доли. Из Казахстана за последние четверть века также уехало немало театралов. А новое поколение мы не вырастили. Так что же делать?

- Надо быть смелее, и больше ставить. Новое поколение вырастет, но пусть оно растет на хороших спектаклях. Если ты талантливый режиссер, ставь, как считаешь нужным, а зритель оценит.

Вообще, судя по тем кыргызским спектаклям, которые я видела здесь, в Бишкеке, и на разных международных фестивалях, могу сказать – вы хорошо работаете! У вас есть талантливые режиссеры, актеры. Потому, что вы не прекращали отправлять молодежь учиться в Россию: Москву, Санкт-Петербург. В Вахтанговском, я знаю, сейчас успешно работает кыргызский режиссер Улан Баялиев. Молодые таланты надо искать и давать им дорогу. Конечно, не забывая и о признанных мастерах. А они у вас есть. Это и Нурлан Асанбеков, и Нурлан Абдыкадыров. На Международном театральном фестивале стран Центральной Азии часто главные призы получают именно спектакли из Кыргызстана. Это не «Спасибо, что приехали!». Это оценка реальной работы. Я помню и «Долгую дорогу в Мекку» театра «Учур», и «Кавказский меловой круг» ТЮЗа.

Я даже часто ставлю Кыргызстан в пример нашим театральным деятелям. Хотя и у нас есть театры, которые работают честно, интересно, талантливо. Не все, но они есть. Мы долго переживали, что нет молодых. Слава Богу, появились, прорвались. Те же Дина Жумабаева, Гульназ Балпеисова, Тимур Каримжанов в Петропавловском театре драмы. Они поднимают современные, актуальные темы, и как раз на такие спектакли публика с удовольствием ходит.

- Реально оценивая ситуацию, есть у нас шанс в обозримом будущем получить полные залы зрителей, и объявление «Билетов нет» на кассе?

- Это возможно, но над этим надо работать. Скажем, есть такая мировая практика, когда при театре существует нечто вроде клуба для зрителей. Для них проводят какие-то увлекательные даже не лекции – вечера. Или даже перед началом спектакля выходят к публике и рассказывают, объясняют, что люди сейчас посмотрят. Чтобы, если спектакль необычен, а человек совершенно не подготовлен, он первые десять минут не задавал самому себе вопросы: «Что это? Кто это? Почему так?». Чтобы у него не возникало ощущения, что все, что происходит на сцене, не для него.

- Театр сегодня способен на равных конкурировать с кинематографом, телевидением, интернетом. Или ему не нужно этого делать?

- Мне кажется, дело не в конкуренции. Это совершенно разные вещи, которые просто должны существовать параллельно. Интернет мы никуда не денем. Я сама без него, как без рук. Но он дает только информацию, даже не пищу для ума. Читать же я хочу нормальную книгу в бумажном переплете.

Действительно многие говорят: «Ну, вот зачем сегодня театр?!». А он нужен! Потому что в театре мы переживаем эмоции, которых не пережили бы в обычной жизни, то есть – эмоционально развиваемся. Особенно это важно для детей, молодежи. Вы же видите, что происходит. Мы теряем поколение. Гаджет – это хорошо для головы. Но что делать для эмоционального развития? В театр я иду за чувствами, которые мне необходимы. И, Слава Богу, у меня были моменты в жизни, когда я сидела на спектакле и говорила себе: «Неужели я это вижу?! Какое счастье, что я это вижу!».